14 ноября в 12:59

Реаниматолог из Котласа рассказывает о тяжёлой обстановке в Котласской городской больнице

Реаниматолог из Котласа рассказывает о тяжёлой обстановке в Котласской городской больнице Издание «Медуза» рассказало о «захлебывающейся» медицине в регионах. Один из котласских докторов рассказал о работе в «красной зоне» и о состоянии дел в больнице Котласа. По соображениям безопасности имя врача было изменено. Герман реаниматолог, Котлас, Архангельская область Я работаю в реанимации с ноября. Приехал из Архангельска, меня пригласили [поработать в больнице]. Если по-прежнему будет очень много тяжелых пациентов — а сейчас реанимация забита полностью, — то останусь и дальше здесь. В Котласе кадровая нехватка, но ковидную реанимацию удалось укомплектовать — приехали три доктора из других городов. Больных очень много. Несколько смен назад по всей больнице их было 500, на сегодня — 430. Кажется, что стало поменьше, но каждый день по 40 человек поступает, а иногда больше. Ситуация патовая, очень тяжело. Весенние и летние пациенты лучше реагировали на терапию. Пневмонии лучше лечились, меньше осложнялись. Сейчас больные в основном поступают по скорой, многие приезжают после амбулаторного лечения. У людей начинается лихорадка, дыхательная недостаточность. Их кладут в инфекционное отделение, а если их состояние утяжеляется, то уже в реанимацию. Коек [в стационаре] не хватает — пациенты лежат в коридоре, в холлах. В реанимации всего 16 коек, и иногда думаешь: кого перевести в обычное инфекционное отделение, чтобы на его место положить еще более тяжелого пациента? Кажется, главный врач сделал в больнице что-то вроде чрезвычайного положения. Например, плановая хирургическая помощь не оказывается — только экстренная. Почти все анестезиологи брошены в ковидную реанимацию. Все силы брошены сюда [на борьбу с ковидом]. Врачи тоже болеют, но симптомы смазанные, и не все понимают, что они заболели. Пока они сдают мазок или кровь, проходит время. Пока нет точного ответа, ходят на работу — и садятся на больничный, только когда приходят результаты. Кто-то болеет дома, а кто-то остается на работе уже в роли пациента. В реанимации мы ведем самых тяжелых больных — тех, кто не может сам дышать. Сажаем их на аппарат ИВЛ, корректируем лечение, контролируем ряд показателей, назначаем анализы, контролируем терапию и ходим на консультации в инфекционное отделение. Любой ухудшающийся больной в инфекционном отделении — это вызов для реаниматолога. Мы реанимируем пациентов оттуда, стараемся как можем. Но каждую смену пишем посмертные эпикризы: многие погибают. Обычно в реанимацию попадают либо люди старше 60 лет, либо крупные, тучные люди, которые весят под 120–160 килограмм. Таким и в обычной жизни тяжело дышать, а коронавирус их добивает. Но сегодня поступила молодая пациентка — 44 года. Полежала час с остановкой кровообращения, мы ее реанимировали, но спустя 30 минут наши действия ни к чему не привели, и мы, к сожалению, могли только констатировать смерть.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.